Выйти из игры...

12 марта 2014 Выйти из игры...

Психологические состояния, называемые зависимостями, к несчастью, непрерывно молодеют. И если по поводу таких страшных проблем современных детей, как наркомания, токсикомания, алкоголизм, общество давно бьет тревогу, а от «невиртуальной» игромании хотя бы относительно защищает тотальный запрет игрового бизнеса в государстве, то зависимость от Интернета и телевизора многие не воспринимают всерьез.

Вопросы формирования зависимого поведения у детей сегодня обсуждают эксперты: Надежда Григорьевна Храмова, кандидат психологических наук, доцент Уральского государственного технического университета; Александр Владимирович Шувалов, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Института психологии РАН, руководитель психологической службы ГБОУ «Центр развития творчества детей и юношества «Лефортово»» в Москве, и его коллеги — педагоги-психологи Елена Александровна Катынская и Константин Сергеевич Серёгин. Ведущий круглого стола — Фарида Нутфулловна Савельева, редактор журнала «Виноград».

На злобу дня

Ф. С.: — Открывая наш круглый стол, предлагаю вкратце прокомментировать проблему «детские зависимости».

А. Ш.: — На эту проблему мы обратили внимание еще в середине 90х годов, когда появились жалобы родителей на страстное увлечение детей игровыми телевизионными приставками. Известно, что если какаялибо деятельность не­оправданно расширяет свои «полномочия» в жизни человека, это можно определить как зависимость. Особенно если она начинает доминировать в ущерб социальным связям и естественным потребностям. Сегодня зачастую так и происходит. Например, проблема игромании по масштабу распространения приняла тотальный характер и уже признана специалистами как одна из форм болезненных состояний! В повседневной практике мы отмечаем, что среди приводимых к нам на консультации по разным поводам детей в среднем двое из трех проявляют признаки зависимого поведения.

Бедствие прежних лет — химические зависимости — в последние годы были потеснены пристрастиями нехимического генеза. Вслед за эпидемиями подросткового «пивного алкоголизма», токсикомании и наркомании в последние годы проявились относительно новые формы аддиктивного (т. е. зависимого) поведения: телевизионная, SMS- и интернет-зависимость, зависимость от социальных сетей, кибермания и лудомания (патологическое влечение к компьютерным и азартным играм), шопинг-зависимость (страсть к бессмысленным и ненужным покупкам). Хочется предупредить родителей относительно этих коварных угроз.

Н. Х.: — Если мы обратим внимание на современные детские телепрограммы, то увидим, что они шокируют нереальной, неземной яркостью красок, тогда как природные цвета и формы преимущественно спокойные и гармоничные. В мультфильмах, как и в анимационных играх, все мелькает, подпрыгивает — ярко, зрелищно! Ребенок вынужден непрерывно испытывать сильные эмоции, которые остаются за рамками осмысленного переживания. Происходит своеобразная алкоголизация эмоциональным адреналином. Безудержный, беспорядочный просмотр мультиков — это пассивное развлечение. Злоупотребление телевизором или компьютером провоцирует у детей интеллектуальную, волевую, социальную недостаточность и застой в развитии, которые в перспективе чреваты деградацией личности.

Е. К.: — Жажда телевизионной продукции у детей вытесняет такой благодатный для воспитания материал, как сказки. К сожалению, дети в ответ на вопрос: «Какая у тебя любимая сказка?» — часто начинают перечислять телепередачи или сериалы. Но в них, как и во многих современных мультфильмах, понятия добра и зла оказываются размыты. Так, например, дети склонны считать Человека-паука сугубо положительным героем. Спрашиваешь: «А почему он хороший?», а они отвечают: «Потому что он всех злодеев убивает». Детей стало привлекать в героях агрессивное начало, а ведь малыши этим персонажам подражают.

А. Ш.: — В отношении дошкольников мы настоятельно рекомендуем родителям отдавать предпочтение не агрессивной видеопродукции, которая буквально оккупирует зрителя, а аудиосказкам и историям, стимулирующим у детей воображение и размышления. А еще лучше — читать книжки вслух!

Но, по сути, вопрос в том, чем наполнен жизненный мир ребенка помимо мультфильма, что происходит до и после его просмотра? С точки зрения развития и воспитания детей очень важно, чтобы просмотренный или прослушанный материал стал поводом для обсуждения в беседе между родителем и ребенком. У ребенка в нормальном состоянии есть потребность в таком обсуждении, в совместном переживании и осмыслении истории. Здесь ведущее положение должно занимать общение, а не просмотр фильмов. Если этого не делать, постепенно произойдет подмена потребности в общении суррогатными развлечениями. А это уже шаг к формированию зависимости.

Роль родителей

Ф. С.: — Насколько понимают эту проблему родители, приходящие к вам за консультацией? Каковы их наиболее распространенные ошибки в подобных ситуациях?

А. Ш.: — В консультативной практике мы сталкиваемся с двумя типами ситуаций. Сначала это попустительское отношение со стороны родителей, когда они не придают значения страстному увлечению ребенка или, более того, используют компьютерные игры или технические новинки в качестве поощрения, например, за хорошие оценки в школе. Позднее, когда незаметно утрачивается контроль над ситуацией, растерянные родители признаются в своем бессилии перед зависимым поведением ребенка.

Ф. С.: — Какое влияние могут оказать компьютерные игры на детей? Что мешает родителям понять, насколько компьютерные игры и развитие ребенка несовместимы?

Н. Х.: — Компьютерные игры, которые стремительно затягивают в виртуальный мир пустоты, — это один из выверенных проектов изничтожения в людях сочувствия, взаимопомощи, солидарности, любви, всего того, что является самым главным и ценным в человеческих отношениях.

Беспорядочное блуждание в сетях замусоривает интеллектуальную сферу ребенка избыточной и бесполезной информацией, которая возбуждает в нем нездоровое любопытство, заглушая при этом здоровый познавательный интерес.

Этому способствуют и ошибки родителей: с одной стороны, отчуждение от ребенка под самыми благовидными предлогами, с другой — подмена общения и воспитания развлечениями, поощрение в нем потребительских установок. Взрослым часто не хватает в отношениях с ребенком спокойствия, доброжелательности и разумной строгости. Они колеблются в крайностях, то упрекая ребенка, то заискивая перед ним. В результате у того формируется неустойчивая самооценка при завышенных амбициях.

А. Ш.: — В последние годы мы наблюдаем у детей всплеск аномального эгоцентризма. Это серьезное духовно-психологическое отклонение. Нормальное личностное развитие предполагает преодоление человеком своего эгоцентризма. Оно связано с развитием способности к децентрации, любви, терпимости и самоотдаче. Если дошкольникам еще свойственен нормативный эгоцентризм, когда в силу особенностей детского сознания ребенок ощущает себя центром вселенной, то ближе к подростковому возрасту в норме он теснится более зрелой мотивацией, его место занимает умение соотносить свои поступки с интересами других людей, готовность проявлять участие и оказывать помощь.

Аномальный эгоцентризм — это деформация личности, при которой человек остается невосприимчивым к заботам и нуждам окружающих людей и полагает при этом, что все ему чтото должны. Проявляется в чрезмерном самолюбии и неутолимой потребности самоутверждаться, привычке руководствоваться сугубо личной выгодой, навязывать свою волю и интересы окружающим, в стремлении добиваться желаемого во что бы то ни стало, в бесчувственном отношении к другим, в безнравственном характере поступков (за счет других, в ущерб другим, против других) и умении подвести под них мировоззренческую основу, в отрицании чувства долга и моральной ответственности.

Н. Х.: — Уход в виртуальность связан с отчуждением от повседневного труда. Ребенку важно своевременно привить обыкновенные волевые навыки: встал — убрал кровать, поел — вымыл посуду. Полезные привычки следует формировать при каждом удобном случае, тем более что дети охотно откликаются на это. А взрослые предпочитают делать домашние дела за детей, потому что так быстрее и удобнее. Получается «чем бы дитя ни тешилось…». Но ничто так не расслабляет волю и не дезорганизует личность, как хаотичность, непоследовательность, бессистемность в жизни: что захотел — то и сделал.

Е. К.: — Наивно полагать, что ребенок благодаря компьютерным играм может научиться преодолевать препятствия в жизни. В игре препятствия преодолеваются простым нажатием кнопки, в то время как в реальной жизни приходится изрядно потрудиться и интеллектуально, и физически. На занятиях с детьми заметно, что у «игроков» блокировано воображение, они не способны наравне со сверстниками созерцать, размышлять и сопереживать.

К. С.: — Компьютерные игры построены на тех же принципах, что и телевизионные сериалы: они создают эффект незаконченного действия, что не дает отвлечься, вызывает пристрастие и перерастает в зависимость.

Но вот переубедить взрослых в бесплодности компьютерных игр бывает непросто.

Е. К.: — Часто детей либо поощряют компьютерными играми, либо наказывают временным отлучением от них, тем самым придавая игре в глазах ребенка еще большую ценность. Так прививается ненасыщаемая тяга к пустым развлечениям, конца и края которым нет. Но душа не терпит пустоты!

Недавно к нам на консультацию пришла молодая женщина с жалобой на компьютерное пристрастие своего малолетнего сына. На вопрос: «Кто еще в семье играет, кому ребенок может подражать?» — она призналась, что сама не прочь поиграть в игры, да и папа, приходя с работы, после ужина усаживается за компьютер. Данная ситуация не нуждается в комментариях. На консультациях мы систематически сталкиваемся с такими случаями.

Ф. С.: — Повлиять на таких родителей, видимо, непросто, потому что они сами находятся в компьютерной зависимости?

К. С.: — Мы проводим семинары для родителей по этой проблематике. Такие встречи, как правило, перерастают в оживленные дискуссии. Взрослые начинают понимать, что ситуация c компьютером и телевизором отнюдь не безобидная.

Если говорить об аспектах безопасности, то допустимый возраст для начала освоения ребенком компьютера составляет восемь — десять лет (чем позднее, тем лучше). В соответствии с санитарно-гигиеническими нормами в этом возрасте продолжительность занятий ребенка за компьютером должна составлять сорок пять минут в неделю — это три раза в неделю по пятнадцать минут! При этом важно приучить ребенка относиться к компьютеру как к рабочему инструменту, а не воспринимать его как источник наслаждения.

А. Ш.: — Примеров из практики мы можем привести много, но важно при этом сделать верные выводы. Проблема формирования зависимого поведения у детей упирается не только в наличие внешних провокаторов, таких как игры, Интернет, рекламные ролики или телесериалы. Это проблема ценностной опустошенности человека — и взрослого, и ребенка. Душевные пустоты должны чемто заполняться, и они заполняются суррогатами. В этом заключается основной источник риска для человека любого возраста в плане возникновения пристрастия к чемулибо: тут можно говорить и о компьютерных играх, и об алкоголизме, и о зависании в социальных сетях.

В консультационной практике мы стали часто встречать семьи, внешне благополучные, но замкнутые в себе. Все у них будто бы хорошо, но они сетуют на нарастающие проблемы с ребенком. Дело в том, что в какойто момент воспитательный потенциал внутри даже самой благополучной семьи исчерпывается. Есть даже такое понятие «эгоизм на двоих», «на троих» и т. п. А детям важно вовремя привить опыт добрых и бескорыстных дел, помочь познать добрую волю, направленную вовне, вкусить радость доброделания.

Современные дети очень нуждаются в недвусмысленных ценностях и личном примере старших. Только примером можно воодушевить ребенка и вовлечь его в хорошее, стоящее дело. Например, вместе с дочкой помочь пожилой соседке вымыть окна. Или взять с собой сына, когда чинишь ей водопроводный кран. Это так просто и одновременно очень сложно. Сложно, потому что в индивидуализированном обществе взаимопомощь перестала быть привычным делом.

Ф. С.: — Почему именно за родителями стало дело?

А. Ш.: — Семья является для ребенка источником базового жизненного опыта, а родитель — центром ориентации и идентификации. Личным примером старшие оказывают глубокое влияние на состояние и развитие младших. Поэтому дело здесь не только в запретах или ограждении ребенка от вредоносных занятий. Если родитель находит в себе мотивацию, время и силы, чтобы проводить больше времени с ребенком, обогащать его жизнь культурным, социальным, практическим опытом, отвечать на его вопросы и подавать пример, то обсуждаемая нами проблема не встает так остро. Увы, сегодня многие родители в первую очередь озабочены материальными благами, а дети предоставлены сами себе, они как бы брошены на заклание искусительным и безжалостным процессам.

Профилактика

Ф. С.: — Что нужно, чтобы уберечь ребенка от этой напасти? Какова профилактика детских зависимостей?

Н. Х.: — Само слово «профилактика» (от греч. phileo) «означает любовь, устремленную в будущее, вперед». Родительская любовь должна быть тем средством, той влагой, тем солнцем, которые питают, согревают и укрепляют душу ребенка. В семейном воспитании важно деликатное и своевременное приобщение ребенка к традиционным ценностям, которые станут духовным ориентиром на будущую жизнь!

К. С.: — Важна не только полноценная эмоциональная связь ребенка с родителями, но и опыт совместной деятельности, приобщения к семейно значимым делам, наставничества в практических вопросах. Мы часто сталкиваемся с ситуациями, в которых родители, отдаваясь ребенку эмоционально, но щадя его в плане труда, растрачивают родительский авторитет и возможность передать ребенку ценные навыки.

Что делать, если недуг сформировался

Ф. С.: — А если у ребенка уже появилась зависимость?

А. Ш.: — И на этапе пристрастного увлечения, и на этапе уже сформированной зависимости мы вынуждены признать, что наиболее действенным фактором становится родительская воля. Квалифицированный специалист в такой ситуации поможет прояснить суть проблемы, определить пути решения, выработать стратегию родительского поведения и собраться с силами. Но специалист не сможет подменить собой растерявшегося родителя.

Надо понимать, что зависимый ребенок заметно утрачивает способность контролировать себя, управлять собой. Он становится раздражительным, вплоть до агрессивности, выражаясь языком духовным, — одержимым. Важно научиться различать в ребенке его самого и проявления недуга, обосновавшегося в его душе, уметь выдерживать провокативные выпады со стороны этого недуга. Осознавать, что борьба идет со страстью, недугом, а не с ребенком.

Зависимые дети, запертые в квартирах, зависшие в играх-стратегиях, замкнутые в себе, перестают переживать обычные человеческие чувства. Их нужно возвращать в осязаемую, реальную жизнь, где есть искренняя радость от общения, от встречи с природой, от познания нового, от добрых и полезных дел.

Преодоление зависимости — это болезненный кризис и испытание не только для ребенка, но и для всей семьи. Тотальная проблема требует кардинальных решений: полумеры здесь не подействуют. Никакие попытки договориться с «игроманом» о сокращении времени пользования компьютером не принесут результата, скорее обернутся новыми конфликтами. Придется принимать сложные и непопулярные меры вопреки неудовольствию и сопротивлению ребенка.

Словом, если патологическая зависимость уже сформировалась, то потребуется мудрость, родительская воля и колоссальное терпение!

Автор: Савельева Ф. Н.

Источник: Журнал "Виноград" №5 (55) 2013г.

Наши друзья