«Сердце и душу не обманешь...»

24 апреля 2014 «Сердце и душу не обманешь...»

Разговор с Шабалиной Еленой Юрьевной, психологом доабортного консультирования Тюменской региональной общественной организации "Центр защиты материнства "Покров".

Была пятница, казалось бы, короткий день, но заканчивать работу Елена Юрьевна не спешила: желающих попасть на прием оказалось предостаточно. Пришлось не один час просидеть у двери кабинета вместе с молодыми женщинами, которые... нет, не буду проговаривать это слово: посетительницы женской консультации №3 были настолько молоды и хороши собой, что даже при мысли, что они реализуют свою, негуманную, мягко сказать, идею, становится не по себе. Все недавно родившие малышей, и вот опять беременность...

Времени на часах 15-00, за дверью идет неторопливая беседа, здесь, в коридоре, разговаривают две пухленькие девчушки, через полчаса подходит еще одна, садится на скамеечку и подключается к разговору, потом появляется четвертая – тоже молодая женщина, она с сомнением смотрит на часы и уходит. Девчонки оживленно обсуждают предстоящую операцию, периодически разговор прерывается смехом, но чувствуется их внутреннее напряжение.

 – Как страшно, – услышала я.

 – Но ведь все делают…

В словах звучат нотки обреченности, неизбежности. Может, в этом и есть главная причина массового явления, именуемого абортом? Массовость действует почти как гипноз. Делай, как все! Если все – значит, могу и я. Ведь когда все происходит массово, то притупляется и личная ответственность.

Ищу слова, чтобы сказать их девушкам, – но бесполезно, не могу, да и не знаю, кроме известных, стандартных фраз, которые и они наверняка слышали. Еще раз убеждаюсь, что надо быть действительно психологом, уметь сказать так, чтобы что-то изменить в сознании человека, повлиять на его решение. Психолог знает, как найти почти волшебные фразы, подобрать те ключевые слова, которые остановят, подействуют, изменят ситуацию. Насколько умным, тонким, рассудительным, неравнодушным должен быть психолог, чтобы выполнить свою миссию, в данном случае – спасти жизнь малышу.

Шестой час. В поликлинике уже почти никого нет, рабочий день закончился, но в кабинете Елены Юрьевны по-прежнему идет неторопливая беседа. Набираюсь терпения и продолжаю ждать. За этой дверью решается вопрос жизни и смерти...

– Елена Юрьевна, Ваша главная задача - убедить женщину не прерывать беременность?

 – Это глобальная задача, которую мы ставим. Если женщина, в результате одной или двух-трех консультаций принимает решение в пользу жизни, если она все-таки родит ребеночка, то можно считать, что наша цель достигнута. Конечно, это в идеальном варианте. Но дело в том, что женщина, когда решается на аборт, наверное, не знает другого выхода, другого способа решить свои проблемы. И для того, чтобы она увидела иные возможности и выходы, может быть, и нужна консультация психолога. Но это опять же не значит, что, пообщавшись с психологом, женщина полностью изменит решение. Здесь уже нужно выходить на уровень обсуждения мировоззренческих вопросов, которые не всегда можно решить, побывав на одном приеме, даже двух, даже трех.

Мы работаем с женщинами не только по конкретной проблеме, с которой она приходит, но и на перспективу. Нам важно, чтобы у нее изменилось представление об искусственном прерывании беременности, что аборт не выход, что аборт не решает проблему, а усугубляет.

– Возраст женщины, частота абортов, образование как-то взаимосвязаны?

– Возраст связан с репродуктивным периодом женщины. До 18 лет девочки ко мне еще не приходили. Что касается количества абортов, то это выясняется в разговоре и, конечно же, влияет на ход беседы. Одно дело – первый аборт, другое – седьмой. Если аборт первый, то тут уже совсем другая история: у женщины есть шанс не начинать порочную практику. Что касается уровня образования моих клиенток, то такого вопроса перед собой не ставила. Могу только сказать, что у образованных женщин выше интеллектуализация и они находят больше доводов для оправдания своего решения.

Да, образование позволяет им привести больше негативных, то есть в пользу аборта, аргументов. Хотя, по сути, у всех аргументы одинаковы, и чаще аборт оправдывается материальными причинами.

– Они стандартны? Отсутствие денег, жилья?

– Да, нет жилья, работы, финансовые трудности… Некоторые женщины не хотят родить малыша потому, что уже есть маленькие дети. «Пусть подрастут, потом, через какое-то время, рожу». У кого-то, наоборот, дети уже выросли, и рожать психологически сложно. Женщина считает, что по возрасту ей пора иметь внуков, она не может быть молодой мамой. Хотя некоторые дамы, напротив, рады родить и после сорока. Рождение ребенка действительно полезно для здоровья, это молодит женщину психологически и физиологически.

Причины разные… Нет мужа, у кого-то плохие отношения с мужем. «Если бы он был другой, хороший, я бы не пошла на это», – подобные доводы приходится слышать часто.  Когда начинается обсуждение семейной ситуации, то мой прием перетекает в прием семейного психолога. Мы тут решаем проблемы, уже касающиеся взаимоотношений мужа и жены, выясняем причины конфликта. Потом вдруг обнаруживается, что, собственного говоря, при чем тут аборт, аборт тут ни при чем, что в первую очередь надо наладить отношения с супругом.

– Когда говорите об аборте, Вы называете это убийством?

– Нет, конечно. Так прямо не говорю, нет необходимости, да и будет звучать как осуждение. Я здесь не для этого. Дело в том, что женщины сами хорошо понимают, что делают, и сами проговаривают эти проблемы. Наши женщины – немотивированные клиенты, тем не менее, поскольку они приходят к психологу, значит, начинают размышлять, думать.

– Что значит – немотивированные?

– Человек, который идет к психологу целенаправленно, с желанием, сам готовится к встрече, договаривается о приеме, настроен на работу со специалистом, мотивирован.

В нашем случае женщина не собирается к психологу, она приходит в женскую консультацию с другой целью, ее к нам направляет врач. Встреча с психологом для женщины неожиданна, она начинает проговаривать ситуацию, свое понимание проблемы. Подобная практика существует во всем мире.

– Все-таки женщина понимает, что в ней зародилась жизнь, что ребенок – живое существо. Вся операция сопряжена с болью, кровью, что с ее стороны согласие на аборт – проявление жестокости по отношению к крошечному существу. Она понимает, что ему будет больно?

– Нет, именно про жестокость мы не говорим. Тут другое. Беременная женщина на любом сроке – уже мама. Конечно, она понимает, что собирается сделать. Каждая женщина в глубине души чувствует, что да, наверное, поступает жестоко, но мы не проговариваем это открыто, потому что это подразумевается. Другое дело, когда у женщины уже есть определенная психологическая защита.

– Объясните...

– Она старается не допускать таких мыслей в свое сознание. Особенно это касается женщин, у которых уже есть дети. Обычно у всех, у любого нормального, здравомыслящего человека, есть представление о том, что хорошо и что плохо, что есть жестокость, что – милосердие. Понятно, для того, чтобы принять такое решение, надо как-то в этом себя убедить, найти оправдывающие поступок аргументы, почему именно сейчас ребенку не нужно рождаться. Идет поиск аргументов внутри себя. В этом и проявляется психологическая защита, защита от правды, от того, что на самом деле происходит.

– Её не пугают перспективы того, что называют постабортным синдромом, то есть что рано или поздно последствия прерывания беременности проявятся во всем – не только во внутреннем состоянии, скажем, в муках совести, но и во внешних каких-то негативных событиях, которые потом произойдут в ее жизни. Вы об этом говорите?

– Мы говорим обо всем, но не в первую очередь об этом. Потому что большинство знает о последствиях. Работает Интернет, много информации.

– Но в этом уже есть что-то совсем непонятное, знать о последствиях и тем не менее обрекать себя на них...

– Психологическая защита так и работает: человек вроде бы все знает, но тем не менее старается об этом не думать. Здесь сложность прежде всего для самой женщины. В чём проблема? Женщина знает, чем для нее все закончится, каковы результаты такого ее решения, но сиюминутное душевное состояние превалирует. Ее сегодняшнее решение важнее, чем мысли о перспективах. Ее проблемы и психологический настрой заставляют в данный момент идти на это, хотя потом она будет, конечно же, сожалеть, раскаиваться, ей будет тяжело.Такое состояние есть практически у всех женщин. В этом, повторю, сложность. Да, все понимаем, почти всё знаем, но делаем. Наша задача – за небольшой период общения постараться помочь женщине увидеть свое состояние, в первую очередь услышать саму себя, потому что сердце и душу не обманешь, «посмотреть в глаза» тому, что на самом деле происходит. Помочь осознать, какие ценности абсолютны, а какие – сиюминутны, относительны, а значит, и быстро преходящи. На самом деле все упирается в мировоззренческие приоритеты. И от того, насколько они стали нашими внутренними убеждениями, зависит во многом принятие того или иного решения. Бывает, что уже в процессе диалога начинаются изменения в первоначальных установках женщины, происходит переход на другой уровень осмысления жизненной ситуации, в которой она находится. Бывает, принятие решения происходит и в отсроченном режиме: она уходит домой, размышляет, советуется с мужем, с близкими, приходит к нам опять и – принимает решение в пользу жизни ребенка.

Но случается и так, что не смогла справиться с ситуацией, хотя думала, размышляла, советовалась, и аборт сделала, а потом опять приходит к нам, но это уже трагедия, конечно. Бывают и верующие...

– Неужели и верующие приходят к Вам?

– Конечно. Причем разных конфессий. Женщины сами об этом говорят, поднимают вопрос веры. К этой теме я подхожу с особым трепетом. Потому что говоришь о таких экзистенциальных вещах, которые требуют более глубокого подхода к решению проблемы.  Доабортное консультирование – вопрос жизни и смерти. Здесь начинаем обсуждать тему в более глобальном масштабе: что такое вера, смысл жизни, назначение человека... Конечно, одно дело – быть просто крещеным человеком, другое – когда вера превращается в твердое убеждение. Женщины, которые глубоко вникают в эти вопросы, беременность не прерывают.

– А может, вы слишком деликатны? Когда-то аборт был уголовным преступлением.

– Да, в нашем консультировании – эта тема деликатная. Не судим да не судимы будете. У каждого человека свои грехи. Деликатности отношения к человеку никто не отменял, уважение к личности должно присутствовать всегда. Этому учит наша вера. Да, человек ошибается, заблуждается, но у него всегда есть шанс измениться, исправиться. Это все вопросы воспитания, культуры в семье, надо с детства внушать детям, чтобы, вступая во взрослую жизнь, они понимали, что такой путь для них неприемлем.

Если говорить о правовой стороне вопроса, то да, во время консультации мне указывают на то, что закон позволяет прерывать беременность. Приходится углубляться в историю, напоминать, что когда-то было время запрета на аборт, и рано или поздно мы к этому вернемся.  Верю, что аборты будут отменены. Это время не за горами. Все возвращается на круги своя.

Автор: Татьяна Сережкина

Справка: Шабалина Елена Юрьевна - практикующий психолог, системный семейный консультант, преподаватель, тренер, член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лиги, психолог доабортного консультирования Центра защиты материнства "Покров".

Доабортное консультирование – приоритетное направление в деятельности Центра защиты материнства «Покров». Руководитель данного проекта - Конева Светлана Юрьевна. В настоящее время психологи Центра проводят доабортное консультирование в женских консультациях №№1, 2, 3 г. Тюмени. С сентября 2013-го по март 2014-й число малышей, которые должны родиться (первые появятся на свет уже в конце апреля – начале мая), приближается к сотне.

Источник: Центр защиты материнства "Покров"

Наши друзья