О равенстве полов и «гендерном равенстве»

18 апреля 2013

Далеко не все знают о том, что в нашей стране в 2012 году в третьих чтениях был заблокирован проект федерального закона «О государственных гарантиях равноправия женщин и мужчин»*. Почему? В России решили отказаться от социального равенства мужчин и женщин или были какие-то другие причины?

Были другие причины. И весьма веские. Данный законопроект, получивший название «гендерного закона»,  вызвал волну возмущений у  научного сообщества и православной общественности нашей страны. Учёные утверждали, что «гендерный закон» представляет  серьезную угрозу традиционным устоям семьи и, в случае его принятия, без сомнения повлечёт за собой целый ряд серьёзных негативных последствий.

Данный законопроект представлял для меня профессиональный интерес. После его прочтения у меня не осталось сомнений  в том, что его основные идеи будут  в ближайшее время продвигаться в нашей стране заинтересованными в нём людьми, несмотря на отклонение самого законопроекта в 2012 году.  Именно поэтому считаю необходимым прокомментировать психологическую составляющую ряда его положений  и  раскрыть опасность юридического закрепления «гендерного равенства» в России.

1) В  текст данного законопроекта  был введён новый для нашей культуры термин «гендер», смысловое наполнение которого понятно лишь узкому кругу специалистов.

Принципиально важно уяснить, что когда в нашей культуре используется термин «пол», то под ним понимается принадлежность  к одному из двух биологических полов - либо мужскому, либо женскому. Гендер – это социальный пол, который может не совпадать с биологическим полом, например, у транссексуалов, гомосексуалистов,  лесбиянок и т.д. Когда в психологии речь заходит о «гендерной идентичности» человека и соответствующей ей сексуальной ориентации, то вариативность этих характеристик  рассматривается не на уровне двух альтернатив – мужской и женский (как в случае биологического пола), а на уровне как минимум пяти - мужской, женской, бисексуальной, гомосексуальной и транссексуаль­ной. При введении в законопроект термина «гендер» происходит подмена смыслов: читая текст, мы осмысливаем его с позиций  равенства биологических полов, т.е. мужского или женского, а он повествует о совершенно иной реальности.

Если осознать это положение, то текст о «гендерном равенстве», рассматриваемый в данном законопроекте, приобретает совершенно иной смысл. Становится очевидным,  что в нём речь идет не о государственных гарантиях равных прав женщин и мужчин, как заявлено в названии законопроекта, а о государственных гарантиях прав сексуальных меньшинств.

Таким образом, в данной редакции законопроекта исподволь создавались благоприятные условия для узаконивания в нашей стране прав людей с так называемой «нетрадиционной сексуальной ориентацией», т.е. сексуальных извращенцев. А замена термина «пол» на «гендер» являлась  манипулятивным приёмом, позволяющим взломать традиционную для нашей культуры систему ценностей и перекроить её на иной лад.

2) В  данном законопроекте указывалось на необходимость выполнения общепризнанных принципов и норм международного права в отношении гендерного равенства. Обращаем ваше внимание на тот факт, что в 17 июня 2011 года Совет ООН по правам человека принял резолюцию, запрещающую дискриминацию представителей сексуальных меньшинств: лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендерных лиц. В средствах массовой информации отмечалось, что Организация Объединенных Наций планирует создать специальный орган, который должен будет контролировать соблюдение прав сексуальных меньшинств во всех странах мира. Законодательства государств будут проинспектированы на наличие законов, затрудняющих  их существование.

Если прочитать текст законопроекта № 284965-3 «О государственных гарантиях равных прав и свобод …» в свете этой резолюции, то опасения, высказанные нами  ранее, становятся ещё более серьезными.

3) Обращаем ваше внимание и на тот факт, что осознание своей половой принадлежности является стержневым элементом в структуре самосознания человека. Экспериментировать в этой сфере крайне опасно, так как при этом перестраивается все мировоззрение человека и его поведение.

Авторы данного законопроекта это хорошо понимали. В Статье 1 отмечалось, что «гендер, гендерный - социальный аспект отношений между мужчинами и женщинами, который проявляется во всех сферах общественной жизни, включая политику, экономику, право, идеологию, культуру». Однако в Статье 6 данного законопроекта, раскрывающей гарантии государства в области просвещения, образования и науки, предусматривались серьезные меры по воздействию именно на эту сферу самосознания. В частности предусматривалось введение так называемых «гендерных учебных курсов» в систему общего, среднего и высшего профессионального образования, а также на уровне повышения квалификации. Указывалось, что «действие настоящей статьи распространяется на процессы образования и повышения квалификации в военных учебных заведениях».  В Статьях 20, 21 и 22 предусматривалось  формирование и осуществление федеральных, региональных и местных  целевых программ «по обеспечению равенства полов». И т.д.

 

Если данный закон в нашей стране был бы принят, то он, несомненно,  повлёк бы  за собой целый ряд негативных демографических и социально-психологических последствий, наносящих   непоправимый  урон России. Таких как:

- снижение рождаемости;

- рост разводов;

- узаконивание однополых браков;

- увеличение психических заболеваний;

- рост самоубийств;

- рост преступности и др.

Подтверждением справедливости наших выводов является болевой опыт Украины. В этой стране аналогичный закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин» (№ 2866-IV) был принят 8 сентября 2005 года. Глубокий анализ его разрушительных последствий дан в брошюре «Гендер без прикрас», опубликованной  представителями Всеукраинского родительского движения. (С электронным вариантом данной публикации можно познакомиться на сайте:  www.stopqender.wordpress.com). Украинские аналитики констатируют, что за введением в законопроект термина «гендер» следует серия гендерных реформ. Их основной целью является «уничтожение общественного института семьи, продвижение и легализация гомосексуальных извращений». 

В заключении считаем необходимым ещё раз подчеркнуть, что законодательное обеспечение «гендерного равенства» разрушает традиционную для нашей культуры систему ценностей. Это крайне опасно. Культура определяется учёными как система, обеспечивающая устойчивые в историческом времени стратегии духовного выживания социальной организации. Она выполняет выполняющая цементирующую роль  в обществе. Внедрение в культуру государства инородных, чуждых для неё ценностей, которые разрушают её мировоззренческое ядро, приводит к неизбежному развалу общества. А это уже относится к технологиям ведения информационной войны.       

*Полное название: проект федерального закона № 284965-3 «О государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации (О государственных гарантиях равноправия женщин и мужчин)»

Автор: Монахиня Нина (Крыгина), кандидат психологических наук, насельница Среднеуральского женского монастыря в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов».

Монахиня Нина (Крыгина) является одним из авторов нового учебного курса для старшеклассников "Нравственные основы семейной жизни"

Наши друзья