Европейский Суд по правам человека рассматривает два дела об однополых «браках»

27 февраля 2014 Европейский Суд по правам человека рассматривает два дела об однополых «браках»

Европейский Суд по правам человека в Страсбурге готовится рассмотреть два дела, направленных против итальянских законов, признающих только гетеросексуальный брак.

В деле ,Олиари и А. против Италии, а также Джан Марио Феличетти и др. против Италии, как сообщает Суд, две однополые пары обжалуют тот факт, что итальянское законодательство не позволяет им заключить «брак» или какую-либо иную форму гражданского союза. По мнению заявителей, это дискриминирует их в сравнении с гетеросексуальными парами по признаку «сексуальной ориентации».

В деле Франческа Орланди и др. против Италии , как сообщает Суд, заявители обжалуют тот факт, что итальянские власти отказываются юридически признать их заключенные за рубежом однополые «браки» или предоставить иное правовое признание их отношений.  Такой отказ связан с тем, что итальянское право не позволяет заключать браки между лицами одного пола и не дает им возможности зарегистрировать какую-либо иную форму союза. В обоих делах заявители считают нарушенными свои права, предусмотренные Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, в ст. 8 (право на уважение к семейной жизни) и ст. 12 (право вступить в брак и создать семью), в их связи со ст. 14 (запрет дискриминации).

Необходимо учитывать, что юрисдикция Европейского Суда по правам человека (Страсбургского Суда) распространяется на все государства-участники Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. К участникам Конвенции, в числе прочих, относятся Россия и такие страны как Армения, Грузия, Молдова и Украина. При этом Конвенция в ст. 32 включает в компетенцию Суда «все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции».

Таким образом, решения суда, дающие толкования норм Конвенции, на практике оказываются обязательны не только для государства, против которого подана жалоба, но и для остальных государств-участников Конвенции.

Если Страсбургский Суд признает нарушенными права заявителей в делах Олиари и Орланди, это станет фактической попыткой создания и распространения на все участвующие в Конвенции государства, включая Россию, обязательства или заключать однополые союзы, или признавать такие союзы, заключенные в других государствах, в которых они узаконены.

Стоит отметить, что в своих более ранних решениях Суд ясно постановил, что из ст. 12 Конвенции не следует обязанности государств разрешать однополые «браки», поскольку ее текст гарантирует право вступать в брак и основывать семью только «мужчинам и женщинам» (см., например, дело Шалк и Копф против Австрии, заявление 30141/04).  Однако Суд может на практике, не вступая в формальное противоречие с этими своими решениями, создать такую обязанность, постановив, что государства обязаны признавать однополые «браки», заключенные за рубежом, или предоставлять однополым парам иной способ государственного признания их отношений.

В недавнем решении по делу Валлианатос и другие против Греции (заявления 29381/09 и 32684/09), Страсбургский суд постановил, что Греция нарушила права однополых пар, не разрешив им регистрировать т.н. «гражданские союзы». Греческий закон разрешал регистрировать только разнополые «гражданские союзы» в качестве альтернативы браку. Из решения следует, что если какое-то государство признает, наряду с браком, «гражданские союзы» между мужчиной и женщиной, оно должно признавать их и для однополых пар.

Хотя из этого решения Суда и не следует обязанность государств вообще признавать какие-либо «гражданские союзы», в его тексте, тем не менее, отмечено, что «однополые пары в не меньшей степени, чем разнополые, способны вступать в стабильные отношения привязанности», а их желание «получить официальное признание своих отношений со стороны государства» является частью их частной и семейной жизни, защищаемой ст. 8 Конвенции (§§ 81 и 90 решения Суда). Вполне очевидно, что лишь короткая дистанция отделяет подобные заявления от создания «права» однополых пар на государственное признание их отношений.

В последнее время Суд нередко принимает по вопросам, затрагивающим т.н. «сексуальные права» решения, которые многие эксперты считают идеологически мотивированными и выходящими за рамки его полномочий. Так, европейский специалист по праву Пол Коулмен из организации Alliance Defending Freedom недавно отметил: «В последние годы Суд принял ряд решений по спорным нравственным и этическим проблемам. Эти решения, основанные, в основном на творческом толковании Конвенции, ставят себя над национальным суверенитетом и подрывают легитимность Суда».

Подобные решения несут опасность для правовой системы России, являющейся государством-участником Конвенции. Ведь, как указывает в своем Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П Конституционный Суд РФ, «… как и Конвенция о защите прав человека и основных свобод, решения Европейского Суда по правам человека — в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, … являются составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права».

Вместе с тем, если Страсбургский Суд, принимает свои решения о толковании Конвенции не на правовой основе и выходит при этом за рамки своих полномочий, государство может решить отказаться следовать подобному решению.  Так, в деле Кристин Гудвин против Соединенного Королевства (28957/95), Страсбургский Суд  пришел к выводу, что отказ со стороны государства признать перемену пола транссексуальной женщиной и разрешить ей в связи с этим вступить в брак с другой женщиной нарушает ее права. В 2011 году Конституционный Суд Мальты отказался, однако, применять это толкование, заявив, что Страсбургский Суд не вправе принуждать общества к подобным общественным изменениям посредством «социальной инженерии».

Федеральный Конституционный Суд Германии в ряде своих постановлений также указывал, что «государство вправе не учитывать решение Европейского Суда в случаях и в частях, противоречащих конституционным ценностям, защищаемым Основным Законом Германии». Аналогичные позиции в разное время занимались также Конституционным Судом Австрии и судебными органами Франции и Швейцарии.

По инициативе Фонда семьи и демографии группа из десяти российских и украинских общественных организаций направила в Европейский Суд по правам человека запрос на разрешение представить аргументы третьей стороны по делам Олиари и Орланди.

«Такая возможность предусмотрена ст. 36 Европейской Конвенции», — отмечает руководитель правового отдела Фонда семьи и демографии, председатель Межрегиональной общественной организации «За права семьи» Павел Александрович Парфентьев. — «Если Страсбургский Суд даст свое разрешение, мы представим свои правовые аргументы в защиту традиционного понимания Конвенции, из которого не следует право на официальное признание однополых пар. Мы убеждены, что голос права и здравого смысла должен звучать даже тогда, когда есть существенная вероятность, что его не услышат».

Фонд семьи и демографии уже представил в этом году Европейскому суду по правам человека свои аргументы в защиту российских законов о запрете пропаганды гомосексуализма среди детей, предварительно получив соответствующее процессуальное разрешение.   В связи с делами Олиари и Орланди, Фонд также обратился в компетентные государственные органы, призвав правительство Российской Федерации также вступить в эти дела в качестве третьей стороны, для защиты общественных интересов и целостности правовой системы России.

Источник: www.familypolicy.ru

Наши друзья