800 живых детей, или Как беседа может чью-то жизнь изменить, а чью-то спасти

14 марта 2014

На столе здесь всегда лежат носовые платочки. Предмет первой необходимости – ведь женщине, пришедшей на консультацию к психологу по поводу намерения сделать аборт, нужно выплакаться. Чтобы почувствовать себя мамой.

Центр доабортного консультирования женщин в Вологде можно смело назвать лучшей инициативой этого региона. В стенах небольшого кабинета психолога приводятся неопровержимые доказательства того, что человеческое слово может горы свернуть, а в частности, за 15 минут беседы женщина, шедшая на аборт, может изменить свое решение. При этом никто никого не уговаривает (настойчивое переубеждение скорее склоняет к протесту и желанию сделать наоборот).

Женщинам, склоняющимся к аборту, здесь не дают денег, ни слова не говорят о вине за убийство, не взывают к совести, а проводят тихую беседу… о нем, о малыше. С виду кажется, что все очень просто. На самом деле сотрудники центра проводят огромную работу, которую может осилить редкий профессионал. Здесь мало быть просто умным или специалистом своего дела, каждому психологу центра нужно иметь то, что называется талантом. А талантам, как известно, нужно помогать.

Я здесь уже полчаса. Если представить, что я жду ребенка, при этом – я неверующая и уверена, что у меня в животе бессмысленная биомасса, к тому же у меня сложились жуткие жизненные обстоятельства из серии «негде жить, нечего есть», я бы сейчас, по прошествии получаса, навреное подумала бы: «В моей жизни все ужасно, во всех ее областях у меня полный провал, но мне повезло в одном – «я буду мамой». И дальше боролась бы до конца. Зубами вгрызалась бы в любую возможность что-то где-то изменить в лучшую сторону.

Потому что сдвиг с мертвой точки начинается тогда, когда зарождается жизнь. Значит, так как раньше – уже не будет, это точно. А почему мы так уверены, что станет хуже? Где встретишь доказательства того, что пришел ребенок – и все стало ужасно? Денег не хватит? А вдруг хватит? И почему малыш должен зависеть от нашего перестраховочного «а вдруг?». Ну, допустим, он еще не малыш, а невразумительные две клетки, но ведь будут же эти глаза в полмордахи. Или не будут, если я выберу операционное кресло.

Эти мысли проносятся молниеносно в ходе непринужденного разговора «под чай с печеньками». И пришли они мне в голову не потому что я правильная и добрая. А потому что все имеет значение. Даже такая мелочь, как взгляд на будущую маму, как на счастливицу, а не сухой вопрос гинеколога: «На аборт или рожаем?».  Консультант-психолог Евгения Набокова демонстрирует мне место ежедневной работы: небольшой кабинет с креслами по бокам от пристенного столика. Книги, методические материалы, плакаты – без кричащих восклицательных знаков и обрубков нерожденных телец, а с изображением понедельного развития малыша, детских считалочек, вопросов дочек и сыновей к маме и т.д.

 - Любая мелочь в нашей беседе с будущей мамой важна, - делится Евгения, - например, по инструкции, я должна быть в белом халате. Но сначала я должна почувствовать женщину, не воспринимает ли она меня в служебной экипировке как человека не из своей жизни и круга, неким лицом, к которому ее обязали явиться. Я не работаю с ней, не выполняю свои обязанности, а говорю о ней, о ее жизни, думаем, как решить проблемы, и как же хочется оставить ребенка.

Очень многое зависит от людей, с которыми встретилась женщина еще до принятия точного решения, склоняющаяся то в одну, то в другую сторону. Например, замечательно, когда врач-гинеколог, устанавливающий беременность, говорит: «Ваша беременность протекает нормально. У вас такой-то срок». Спрашивать с первых же минут: «Будете ли делать аборт?», это все равно, что склонять к нему. Допустим, женщина настаивает на аборте, врач дает направления на анализы и - к нам, на консультацию психолога. Это в нашем регионе теперь обязательно с 2010 года.


Многие женщины забегают и говорят: «Мне тут печать от вас надо поставить, поставьте – и я побегу». И надо в этот забег донести, что она уже мама, что дальше бегать – только с ним, со своим ребенком. И никакого давления. Только ее личный выбор. Мы не даем свои установки. Мы пытаемся построить позитивный образ будущего, чтобы женщина приняла себя, как маму, пытаемся актуализировать материнские чувства.  Часто женщины приходят с таким решением под давлением близких: родителей или мужа. Им действительно необходима психологическая помощь и поддержка. Многие беременные испытывают серьезные трудности в жизни, боятся не справиться. Каждая женщина идет на аборт со своей историей.

Материнство — это история трех поколений. То, как женщина воспринимает беременность, вынашивает ребенка, воспитывает его, напрямую связано с тем, как ее мама вынашивала, рожала, воспитывала. А на это влияет то, как маму вынашивала бабушка. Всегда надо просматривать историю. Аборт - отказ от материнства, всегда с чем-то связан.  Мы никогда не знаем, что нас ждет впереди. Мы можем действовать, искать ресурсы, которые помогут нам справиться с трудностями. На самом деле цель нашей работы — прояснение истинной причины, по которой женщина хочет пойти на аборт. Потому что все внешние причины — не повод для аборта. Бывает, что действительно существуют финансовые проблемы, но чаще всего это не так.

Иногда мы спрашиваем: «А если бы мы вам сейчас предложили материальную поддержку, вы бы оставили ребенка?». Мы действительно сотрудничаем со многими благотворительными фондами, которые могут оказать помощь в кризисной ситуации. Большинство женщин говорят, что, не смотря на помощь, все равно не готовы родить этого ребенка.  Мы просматриваем семейную историю, какие конфликты были связаны с детством, с отношениями между женщиной и ее мамой. Может быть был какой-то негативный опыт, а может - обида. Случается и так, что женщина таким образом неосознанно мстит своей маме за что-то, ведь ребенок - это продолжение рода, а когда ты отказываешься продолжать свой род, ты можешь на подсознательном уровне так вымещать обиду на маму.

- А если в семье постоянные скандалы, и женщина просто не хочет возвращаться в такую обстановку с маленьким ребенком?

 - Это страх. И со страхами нужно работать. А может, нужно измениться именно ей? Когда меняется один человек, меняются и люди вокруг него. Если есть желание и возможность, можно провести и семейное консультирование.

- А если женщиной движет чувство неуверенности в себе и она не хочет рожать ребенка на несчастье, психолог может дать это чувство защищенности?

 - Дать — нет. На консультации ответственность за решение берет на себя клиентка. Мы обязательно подчеркиваем в конце консультации, что вся ответственность за выбор на женщине. Мы не можем вместо нее воспитать потом ребенка.

Когда мы проговариваем историю, мы понимаем, какие чувства есть у женщины к себе. Может, это недоверие к себе как к маме, как к жене. Здесь важно найти в человеке ресурсы. Например, родители и муж положительно относятся к беременности, а женщина — нет. Тогда нужно показать ей, что ее все готовы поддержать, если она выносит ребенка. Если наоборот, все против - важно напомнить, что есть и духовные ресурсы. Ты есть у себя. Ты можешь сама себя утешить, успокоить. Можно побыть наедине с собой, подумать, пойти в храм. Если человек верующий, ему легче найти силы.

- Нужно ли говорить женщине о ее вине, если она выбирает аборт?

- Иногда приходят зрелые женщины и говорят, что они все решили, консультации им не нужны. А в ходе беседы выясняется, что она не знала, что внутри у нее ребенок, а не сгусток крови. Иногда я показываю плакат с ребенком в натуральную величину и говорю: «Вам 10 недель? Ваш малыш сейчас вот такой. У него есть ручки, ножки. Он действительно чувствует боль. Во время операции вас обезболят, а его – нет, но уже сейчас вы его мама».

Мы не доказываем, а рассказываем, что на второй день после зачатия - это уже ребенок. Казалось бы, две клетки, но уже человек. Все известно, уже заложено, какой у него пол, какого цвета глаза, волосы, чей характер, чьи черты лица. Дальше малыш просто развивается.

- Бывает, желание женщины сделать аборт возникает из-за того, что она боится родить больного малыша…

 - Да, бывают такие медицинские показания. Но они не являются стопроцентными. К тому же, у современных врачей есть опыт ведения определенных беременностей. Мы не можем решить, кому когда родиться, а когда умереть.

На самом деле, если женщина забеременела, значит, у нее есть силы родить ребенка. Если в течение беременности случаются выкидыши, это происходит естественно. Мать не убивает своего ребенка. Так должно, видимо, было случиться. Пережить это очень тяжело, однако, со временем с этим можно справиться.

Но как себя утешить, если ты женщина, ты можешь рожать, но ты убиваешь малыша? Это гораздо тяжелее для психики. Поэтому женщины ставят себе барьеры, стараются забыть, не думать о том, что совершили. А это ведь горе. И о нем надо говорить и плакать. Не зря у нас на столе вы видите платочки. Ими часто пользуются. Для женщин на эмоциональном уровне очень тяжело принять такое решение, как бы они не относились к своей беременности.

Нам, психологам, нужно не уговаривать, а просто нести больше позитива, потому что сейчас общество больше потребительское. Так получается, что люди стараются в первую очередь быть не хуже всех. Например, пришла ко мне на консультацию мама троbх детей. Она любит детей и готова принять новое материнство, но у нее большие долги за оплату жилья, малооплачиваемая работа, боится, что их вообще выгонят. И ее старшая дочка 14-ти лет сказала: «Мама, рожай! Мы поможем».

Приходит другая женщина, тоже мать троих детей, старшему – тоже 14, мальчик. У них хорошая квартира, нет долгов, обеспеченная семья. И старший сын говорит: «Ну, нам же тогда меньше будет доставаться». Вроде бы, ситуация одна и та же, а решения разные.

Сейчас родители часто говорят «Я хочу дать ребенку все». Что все? Все невозможно дать. Купишь новый телефон, через месяц эта модель не актуальна. Машина тоже. Ребенок привыкает, что ему все должны, ему все дают. А в жизни не всегда так происходит.  Часто родители хотят дать все то, чего им в детстве не хватало. Но надо ли это детям? Убивать ли сейчас ребенка ради того, чтобы другим чего-то досталось больше?

Случаются ужасные случаи, когда женщина рожает и выкидывает ребенка в помойку. Это обществом порицается. А если мать идет на аборт, это воспринимается нормально. Но общество нельзя осуждать. Люди просто не задумываются. Разрешили аборты, вот и считается, что убить ребенка - это в порядке вещей. А нужно не бояться, а понимать, что с каждым новым ребенком вы становитесь лучшей мамой.

- Хотелось бы узнать о результатах вашей деятельности. В вашем регионе заметны ли тенденции к увеличению рождаемости?

- Да, мы связываемся с заведующими поликлиник, откуда были направлены женщины. Нам сообщают о том, кто встал на учет, а кто пошел на операцию. Дальше, мы отслеживаем, когда детки рождаются, не отказываются ли от них мамы. Отказов от рожденных детей у женщин, прошедших у нас консультацию, еще ни разу не было. По статистике, в нашем центре было проконсультировано 8298 женщин, 801 из них сохранили беременность. Это те женщины, которые определенно шли на аборт.

- А бывали ли случаи, когда у женщины действительно ситуация из серии безвыходных, а после консультации с вами, она отказалась от аборта?

- В мае прошлого года ко мне на консультацию пришла женщина, у которой старшей девочке 18 лет, а младший, 7-ми летний мальчик – тяжелый инвалид, которому постоянно нужны деньги на лечение. Папа сидел с ребенком, а она работала на трех работах, чтобы как-то вытянуть семью. Я, включившись в ее ситуацию, выслушав ее, сама испытала тяжелые чувства. Придя домой – ничего не могла делать, рыдала минут 40. Просто прощалась с ее ребенком. Как же я удивилась тому, что она встала на учет. За тот час, что мы общались, она меня почти убедила в том, что аборт в ее ситуации — единственный выход, а потом все таки решилась родить.

- Как вы ее убеждали?

 - Не убеждала. Просто часть своей боли она разделила со мной. Присоединением, пониманием. Она рассказала - ей стало легче. Иногда женщина крутится как белка в колесе, у нее нет времени подумать о себе. Наша консультация, наверно, произошла в тот момент, когда она остановилась и поняла, чего она хочет. Она не пришла на повторную консультацию, но во время первой в ней актуализировалось что-то материнское.

- В чем нуждается ваш центр?

 - У нас автономная некоммерческая организация. Можно сказать, общественная. Существует наш центр за счет грантов и частных пожертвований. Мы обучаем психологов в разных регионах. Психологи нашего центра работают в Санкт-Петербурге, а также в Архангельской, Вологодской, Костромской областях. Мы организуем выездные семинары, издаем методическую литературу. И мы хотим дальше жить и развиваться, приносить результаты, спасать маленькие жизни. Сейчас мы практически в бедственном положении, поскольку наше финансирование под угрозой срыва. (Сайт организации)

 Источник

Наши друзья